Меры, споры и открытия: малое жюри Премии Арсеньева поделилось мнением об авторах и книгах

чт, 25 ноя. 19:00


Источник www.primamedia.ru

Эксперты обсудили, какие же произведения запомнились им больше всего
Тематическая иллюстрация. Фото: https://pixabay.com

Короткий список финалистов общероссийской литературной Премии им. В.К. Арсеньева (12+) обсудили представители малого жюри, участвовавшие в формировании лонг-листа. Каждое произведение было оценено экспертами по достоинству, но некоторые книги все-таки ярче запомнились жюри. О новых открытиях Премии, "убийственных" произведениях и дальневосточном колорите в книгах — в материале ИА PrimaMedia.

Мера дальневосточности в произведениях-номинантах

Модератором встречи стал куратор Премии, президент фестиваля "Литература Тихоокеанской России" (12+) Вячеслав Коновалов. Первой темой он предложил обсудить особенности премии.

"Ежегодно произведения длинного и короткого списка для меня как маленький пазл на большой картине Дальнего Востока. Премия им. В. К. Арсеньева это то, что заполняет пустоты в моем образовании. Для меня каждый раз в радость держать в руках эти книги", — рассказал модератор.


На Сахалине объявили лонг-лист литературной премии Арсеньева

Писатель Татьяна Таран отметила, что для нее все произведения были родными, и почти в каждом она узнавала себя.

"Дальний Восток — это 40% территории России. В конкретных цифрах это 7 млн кв километров, на которых проживает восемь млн человек. Возможно, такая малонаселенность накладывает определенный характер на людей, живущих здесь. Не зря говорят, что у дальневосточников особая, широкая душа. Это проявляется в гостеприимстве, принятии людей, в особенности взаимоотношений, поддержке. И все это мы видим в произведениях, присланных на конкурс. Все это могу подтвердить, потому что сама посетила пять из 11 регионов ДФО. Поэтому, когда я читала произведения из длинного списка Премии и узнавала себя. Очень хорошо описаны территории в произведении "Захарка" (12+) Валентины Телуховой — о том, как человек шел по Амуру к месту своего постоянного пребывания. Мне все тексты были понятны, и я получила удовольствие от их прочтения, потому что читала про близких мне людей", — комментирует писатель.

Ложку дегтя в бочку меда внес писатель Александр Куланов.

"Премия им. В. К. Арсеньева заявлена как общероссийская, а не Премия Дальнего Востока. Если мы постоянно будем педалировать тему абсолютной уникальности не только Дальнего Востока, но и характера и склада мышления людей, живущих здесь, то премия станет дальневосточной. Тогда, пожалуйста, вручайте ее сами себе. Но если эта Премия все-таки общероссийская, то пишите так, чтобы было интересно в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Калининграде. Как только вы начинаете писать по-свойски для себя, это становится веселым местечковым занятием", — ответил Александр.

Поддержала Александра Куланова писатель Татьяна Соловьева: "Когда мы входим в состав жюри общероссийской премии даже с таким сильным региональным началом, нам важно, чтобы это региональное начало было понятно и интересно на территории всей России".

Детский писатель Андрей Усачев сделал акцент на то, что некоторые произведения написаны плохим русским языком и посоветовал редакторам быть внимательнее при вычитке авторских текстов.

"Какие-то книги я даже не дочитал, потому что в подавляющем большинстве произведений плохой язык. Не смотря на хорошие темы и повороты, когда я начинал читать "Ватыркан" (12+) Светланы Забаровой, я стал спотыкаться с первых строк. И никакая оригинальность или экзотика не спасает. Где же были редакторы, которые должны были заметить элементарные вещи. Я снижал за это баллы", — отметил Андрей Усачев.

Художественная VS документальная литература — про сложности выбора

По мнению экспертов, выбирать между произведениями художественной и документальной литературы в рамках одной номинации непросто.

"Для меня было тяжело отделить документальные тексты от художественных. Должен быть совершенно разный подход к определению фаворита", — поделилась Татьяна Таран.

Писателю Александру Куланову наоборот, такое деление далось легко.

"Сказали, что трудно оценивать документальную и художественную литературу вместе. Мое мнение, что нон-фикшн, это произведение, основанное на документах, в которые не вмешиваются фантазии автора. Когда писатель публикует документ, а дальше пишет свои представления о том, что происходило вокруг него — это уже фикшн. Это должно оцениваться как роман. Примерно такая же история с произведением "Судный день Порт — Артура" (12+) Владимира Васильева. Это фикшн чистой воды. Там есть документальный сюжет, но это роман. Поэтому я не вижу причин, чтобы выносить его отдельно", — комментирует писатель.

Продолжив разговор про дальневосточное, писатель отметил, что его все время настигало ощущение вторичности книг.

"Когда опубликовали шорт-лист, я понял, что по короткой прозе и детским произведениям у жюри мнения примерно сошлись. Что касается длинной прозы, то у меня было ощущение, что я где-то когда-то это читал. Для меня это стало серьезной проблемой. Понятно, что люди хотят писать о Дальнем Востоке, но не они первые, и не они последние. И очень трудно писать так, будто до вас этого никто и никогда не делал", — говорит Александр

Для Татьяна Соловьевой на первом месте качество текста.

"В первую очередь мы оцениваем качество текста. То есть, насколько нам интересно их читать, и как хорошо они написаны. Можно взять очень интересный исторический документ, написать про него книгу так, что читать это будет невозможно. Для меня книга "Судный день Порт — Артура", несмотря на интересный исторический материал, показалась не очень состоятельной с художественной точки зрения", — рассказывает писатель.

Вечные споры литераторов: "Чилима" и "Индекс Франка"

Жаркие споры образовались вокруг двух книг — произведений "Чилима" (12+) Игоря Кротова и "Индекс Франка" (12+) Ивана Панкратова. Татьяна Соловьева отметила, что первая книга ей очень понравилась, произведение получилось живым и наполненным.

"Мне понравилось произведение "Чилима" (12+) Игоря Кротова. Несмотря на то, что там тоже есть определенные стилистические шероховатости, но они работают на текст. Это живое произведение, наполненное дальневосточными реалиями", — комментирует Татьяна Соловьева.

Свое мнение о "Чилиме" высказал и Александр Куланов, отметив, что в книге слишком много нецензурной брани.

"Книга "Чилима", безусловно, хорошая. Но для того, чтобы избавиться от чувства, что я это уже где-то читал, я обратил внимание на деталь. Именно она позволила мне принять решение. В книге для меня довольно много мата. Поэтому, для меня эта книга не может быть премиальной. Когда я на улице вижу непрерывно нецензурно ругающихся школьниц 12-ти лет и людей, делающих им замечания, то поражаюсь тому, как девочки говорят, что так пишут в книгах. Поэтому я не могу номинировать такой текст на Премию. Если вы не можете обойтись без мата, то стоит приложить дополнительные усилия по овладению литературным русским языком", — высказал свою позицию Александр Куланов.


О врачах и офицерах: длинная проза в длинном списке Премии им. Владимира Арсеньева

Во время обсуждения "Индекса Франка" мнения экспертов круглого стола сошлись на том, что автору не удалось выполнить одну из главных задач Премии — отразить дальневосточный колорит.

"У нас у всех совершенно разный читательский опыт. Мы уже все должны денег тем, кто вошел в длинный список за то, что каждый автор нас по-своему просветил. "Индекс Франка", например, очень хорошая книга. Но Дальний Восток там и рядом не стоял, а к концу первой операции, описанной в книге, я почувствовал себя плохо и пошел за таблетками. Это настолько хорошо написано, что если у вас рядом нет врача, то не читайте "Индекс Франка". Могут не откачать, если вы впечатлительный человек", — делится впечатлениями Александр Куланов.

Татьяна Соловьева поддержала Александра Куланова, отметив, что также не увидела в книге дальневосточности.

"Несмотря на то, что Премия общероссийская, для меня дальневосточный колорит был очень важен. В этом романе мне не хватило именно его", — рассказала писатель.

Андрея Усачева, наоборот, смутили медицинские подробности, описанные в "Индексе Франка".

"В книге очень много специфических медицинских терминов, по ней почти можно самолечиться. Треть текста это объяснение операций. Написано прекрасно, но я не доктор, мне не совсем интересны такие детали", — комментирует автор.

Открытия Премии: книга длинною в 10 лет и факты

Для спикера Татьяны Таран настоящим открытием стало произведение Александра Филькина "Надпись на Евангелии" (12+).

"В силу своего дальневосточного происхождения я скажу, что мне были и ранее знакомы авторы, попавшие в короткий список. Поэтому, как такового открытия не произошло. До того момента, пока я не открыла книгу "Надпись на Евангелии". Для меня это стало двойным открытием. Во-первых, меня удивил сам автор. Я его знала как издателя краеведческих книг других авторов. Именно в его книге произошел симбиоз разных жанров. В книге рассказывается и о политике, и о войне, и о семейных взаимоотношениях. Автор Александр Филькин сам определяет эту книгу как  научно-историческое исследование. На нее он потратил 10 лет, при том, что Александр не профессиональный писатель, это его первая книга, и, возможно, последняя", — поделилась Татьяна.

Для кого-то открытием становится сюжет, а для Андрея Усачева — факты.

"Для меня открытием явились факты. Я абстрактно знал о событиях на советско-китайской границе, но когда прочитал "Уссурийскую метелицу" (12+) Александра Миронова, я все понял. Я читающий человек, но для меня в этом плане было много открытий. Даже с точки зрения патриотического воспитания это очень здорово", — комментирует писатель.

Общероссийская литературная Премия "Дальний Восток" им. В. К. Арсеньева учреждена по инициативе заместителя председателя правительства Российской Федерации — полномочного представителя президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева.

Следить за новостями Премии можно на официальном сайте, а также в Facebook, Instagram и ВКонтакте.