Константин Шестаков: Спортивные мероприятия и культура - наша вторая гастрономия

пт, 19 фев. 09:40


Источник www.primamedia.ru

О возможности развития туризма в Приморском крае в эпоху ограничений
Константин Шестаков. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

Прошедший года оказался труднейшим для туристической отрасли Приморского края — отсутствие гостей из-за рубежа, массовая отмена событийных мероприятий и другие ограничение, наложенные из-за пандемии коронавируса.

О том, как Приморье выходит из эпохи ограничительных мер мы поговорили с заместителем председателя Правительства Приморского края Константином Шестаковым, курирующий помимо прочего вопросы туризма и международного сотрудничества

— Насколько ситуация с коронавирусом изменила туристические потоки в Приморском крае?

Начну с въездного туризма. Первые два месяца прошлого года он показывал неплохие темпы, затем с конца февраля-начала марта полностью обнулился и до настоящего момента иностранных туристов Приморье не видит. Безусловно, это значительным образом повлияло на приморский бизнес, который был связан с приемом туристов. Это коллективные средства размещения: в первую очередь это мини-отели, малые хостелы, которые были открыты за последние два года. Очень много молодых предпринимателей работали на этом направлении. 

Почему по ним ударило сильнее всего? Потому что они видели в этом совершенно понятную личную экономическую заинтересованность и принимали решение об открытии тех или иных хостелов и мини-отелей достаточно оперативно, в том числе на арендованных площадях. И когда на протяжении длительного времени полностью отсутствовали гости, то предприниматели, естественно, принимали решение и закрывали свои предприятия.

Те средства коллективного размещения, которые работают давно и с большим количеством номерного фонда, они открыты. Они очень ждали снятия тех ограничительных мер, которые были введены в рамках противоковидных мероприятий. Очень помогли тем предприятиям, которые мы мониторили, те меры поддержки которые были по нулевому кредиту, по 2% кредиту, по общественным работам, который проводил субъект — все этими мерами пользовались. Для многих, сохранить свой коллектив, хотя бы в какой-то части — это удалось. 

Начинали тот год мы на абсолютно мажорных нотах. Пришли авиакомпании и Japan Airlines и All Nippon Airways. Очень рассчитывали на туристов из Японии, на планируемые круизы. Все почувствовали вкус возможности выйти из Владивостока, как из первого первого порта — начала круизной линии по АТР. Это было здорово. Были огромные надежды на тот год, но случилось так, как случилось. Это то, что касается въездного турпотока.

Что касается внутреннего турпотока. Здесь ситуация максимально далека от идеальной, но тем не менее было более легкой. Все-таки губернатором Приморского края было принято решение максимально оперативного снятия ограничений и возможности организации этого сезона и столь традиционного для нас потока дальневосточных и сибирских туристов.

Год был непростым не только с точки зрения ограничений по пандемии, погода тоже подкачала, особенно в конце сезона. Те тайфуны, которые прошли, они буквально “выдули” туристов с территории Приморья. 

Мы разговаривали с базами отдыха, вели мониторинг и видели, что в рамках сезона загрузка была крайне неплохой и услуги баз отдыха по всему югу Приморья пользовались большим спросом. Этого нельзя сказать про гостиницы в центрах городов края. Понятно, что их основным потребителем в большей степени являются бизнес-туристы, которые приезжали на территорию Приморья для участия в различных мероприятиях делового толка, для ведения бизнес-переговоров, для участия в событийных мероприятия. Ни одного, ни второго, ни третьего в том году, собственно говоря, не случилось и загрузка в крупных гостиничных комплексах на территории городов была крайне низка.

Я консультировался и постоянно мониторил несколько гостиниц в центре Владивостока, Уссурийска и Находки — загрузка там была от 7 до 20 процентов

Это тяжелый удар для любого предпринимателя. 

Тем не менее, команды в большинстве своем сохранились — все максимально пытались это сделать. На примере общепита видно, что предприниматели пытались быть оперативными, все старались, что называется “переобуваться на ходу”. Кто находился в статике и не был готов меняться — в большинстве не прошли эти испытания и не выжили.

Пусть это звучит очень избито за последний год, но у тех, кто видит в этом кризисе новые возможности и готов серьезно работать со своими людьми, не распускает команду и делает на ней ключевой акцент — у тех получилось.

Сейчас вижу, что отрасль выправляется. Вижу, что открываются новые ресторанные проекты, хотя в уже несколько ином ключе, не такие помпезные, что было совсем еще недавно. Тем не менее, открытие новых ресторанов говорит о том, что это востребованная ниша.

Более того, разговаривал с теми неместными рестораторами, которые побывали в Приморье давно и имеют серьезные проекты. Так вот они опять задумываются о реализации новых проектов на территории края. Понятно, что пока это единичные вещи и скорее удел энтузиастов, тем не менее это есть и это отрадно.

Очень надеемся на то, что все-таки восстановится массовый поток туристов из-за рубежа. Это действительно необходимо. Но и в отсутствие зарубежных гостей не сидим на месте. Сейчас прорабатываем Дальний Восток, по Сибири нашли партнеров, с которыми мы совместно вышли на рынок Новосибирска и Красноярска, вместе c S7 пытаемся продвигать те рейсы, которые есть у них (рейсы на Японию и Корею).

Мы разработали и предложили несколько туристских продуктов для крупных туристских компаний России (Анекс тур, TUI) и очень хотим увидеть российских гостей на территории региона. Делаем акцент и привязку таких продуктов к событийным мероприятиям, в том числе в области гастрономии. На сегодняшней день это более адекватный подход только по одной причине. Мы стараемся быть системными, но на настоящий момент спорт и культура на сегодняшний момент немного выпадают из этой системы. По гастрономии, надеюсь, бывшие ограничения не вернутся, потому что для многих бизнесменов это может быть фатальным.

— Если говорить о структуре туристического потока. Как сейчас жить с тем фактом, что его большой процент составляли зарубежные туристы?

С закрытыми границами как раз понятно. Я разговаривал с представителями местных казино. У них есть соотношение 70 на 30: 70 процентов россияне, 30 — это иностранцы. А вот прибыльность ровно ноборот— 30 процентов иностранцев, приносят 60-70 процентов доходности казино. Когда мы говорим о структуре туристического потока на территории Приморья даже в 2019 году, то львиную долю составляли россияне. Берем эти условные 5 миллионов посетивших край, то 778 тысяч это были иностранцы, а остальные — это россияне.

Действительно, если будут введены дополнительные ограничения внутри страны — для перемещения, расселения — это скажется существенно. Если таких ограничений не случится и мы сможем получить въездной турпоток, то мы вполне можем его адекватно отработать в 2021 году..

— А что касается денежной структуры турпотока в Приморский край?

Если мы говорим об этих 4 с лишним миллионах туристов, то это очень разный турист. Как и среди иностранных туристов — есть групповой турист из КНР, а есть индивидуальные туристы, например, из Германии. У них очень разный и средний чек, и запросы. По российскому направлению ситуация аналогичная.

Есть туристы с Дальнего Востока, которые приезжают на собственных  автомобилях для расселения на базах отдыха. А есть те, кто приезжает для участия в событийных мероприятиях и заселяются в гостиницы в центре Владивостока. Например, они могут быть зрителями или участниками международного фестиваля “Мариинский” или джазового фестиваля. Это разные запросы и безусловно разный итоговый чек. 

Слава богу, что теперь нас понимают и жители Приморья, и региональные законодатели, и органы исполнительной власти — нам очень важно, чтобы туристская инфраструктура была загружена. Очень важно, чтобы наши гостиницы были загружены.

Если раньше нам говорили, что во Владивостоке существует проблема с номерным фондом, то теперь такой проблемы нет.

Да, у нас по прежнему мало сетевых отелей, не считая “Азимута” и Lotte. Но уже сейчас фактически построен отель на Инструментальном заводе, завершается строительство Okura на Корабельной набережной, на Шаморе будет построен отель. Так что проблемы с отелями уже нети пока не предвидится. 

При этом мы понимаем, что и загрузка баз отдыха должна быть. И это совершенно другой запрос. Приедет семья с ребенком — захочет жить в номере с кондиционером, вайфаем и т.д. Приедут молодые ребята — с удовольствием поселятся в глэмпинг и этой инфраструктуры им будет достаточно. 

Мы должны поддержать предпринимателей, которых сейчас стало достаточно много. Мы должны поддержать те целевые группы, на которые они рассчитывают: а это семьи с детьми, молодые ребята с Сибири и Дальнего Востока, которые хотят посмотреть Владивосток и Приморье в целом, и это гости разноплановых событийных мероприятий, которые будут возможны при отсутствии ограничений.

Мы хотим наиболее активных, тех кто может принять решение, и быстро, самолетом или железной дорогой приехать к нам. Поэтому снимаем видеоролики, поэтому сейчас подберем историю с блогерами, которые могут сюда приехать именно под эти целевые группы. Понятно, что корейскими блогерами гостей с Дальнего Востока сюда не заманишь. Нужны лидеры общественного мнения в этих целевых группах и мы именно на это делаем акцент. 

По поводу стоимости. Нам очень крепко помогать будет Ростуризм. В 2020 году они проводили пилотный формат с кэшбэком. Я надеюсь, что Правительство согласится с доводами Ростуризма, что проект был успешным и его надо тиражировать, и проводить хотя бы несколько раз в год. Второе, это субсидии под конкретного туриста, который приедет к нам по пакетному туру и проведет здесь определенно количество дней. Эта субсидия есть и бюджет на нее в этом году есть. Также мы проговорили, что субсидия на компенсацию затрат авиаперевозчику или тому туроператору, который будет формировать итоговой тур на чартерный перелет — эта мера поддержки тоже будет.

Мы рассчитываем, что при одобрении федеральными туркомпаниями наших проектов, а наши предложения по организации таких туров под гастрономическую событийку были высоко оценены, то по крайней мере, в 2021 году мы не постыдим себя ни на федеральном уровне, ни, в первую очередь, в глазах местных предпринимателей.

Важно поддержать рублем нашего предпринимателя, который реализует свои проекты здесь.

— А теперь о несоответствии цены и качества в Приморье. Например, есть турбазы в Хасанском районе, гда ты платишь как за гостиницу, а живешь по сути в деревянном бараке.

— Ну, во-первых сейчас есть возможность забронировать и видеть, что ты бронируешь, что немаловажно. И всегда конечный турист будет голосовать рублем. Если к тебе приедут и оставят максимальное количество негативных отзывов — то с рынка ты уйдешь максимально быстро.

Если этого не понимает сам предприниматель, то жизнь и бизнес этому быстро его научит.

— Людям объясняете, что надо уже работать по-другому?

— Прошлый год мы провели под флагом проведения мониторинга в Находке, Хасанском районе. С органами исполнительной власти мы выезжали на базы, проверяли наличие масок, антисептиков и т.д.

В виду того, что в том году нужно было поддержать, а не наказать, мы в большей степени вели разъяснительную работу, но зато увидели всех. Мы всем сказали, что они должны пройти обязательную классификацию. Это определенный уровень, гость будет понимать — или три звезды, или без звезд. В прошлом году мы дали возможно пройти эту классификацию бесплатно. Институт развития, центр “Мой бизнес” компенсировали в полном объеме прохождение этой классификации.

Откликнулись на наш призыв очень неплохо. За один месяц у нас было порядка 140 заявок, помимо тех, кто уже был сертифицирован. Все это нам прежде всего нужно отработать с коллективными средствами размещения — их разъяснить, убедить, что классификацию пройти необходимо.

Второй момент, это благоустройство мест туристского показа. Сейчас мы реализуем сразу несколько проектов. Это пляж на мысе Ахлестышева на Русском острове, на которым работаем в несколько этапов. Убрали старый бетонный фундамент, освободили пляжную территорию, прошла планировка территории и под парковку, и под променад, в том числе для маломобильных групп населения.

На пляже будут вышки, раздевалки. Был большой негатив в прошлом году, касаемый того, что автомобили проезжают прямо к урезу воды. Эти вещи мы постараемся точно купировать и дать возможность увидеть ту адекватную инфраструктуру, которая должна появиться в будущемна многих объектах.

Приводим в порядок пляж Манчжурка в Славянке; сделали дорожки, фонари и скамейки по направлению к пляжу в Безверхово  и т.д. Совместных проектов с муниципалитетами достаточно.

При этом, надеюсь, что в этом году заявок от муниципалитетов будет больше. Пока они относятся настороженно, смотрят, а как получится у соседей — тех, кто уже сотрудничает с нами.

Стало очевидно, что гастрономический туризм, которого практически не существовало в крае всего несколько лет назад, случился и развивается…

Мы поступательно движемся по этому пути.

— Что еще может предложить Приморье помимо пляжного отдыха, гастрономического туризма и т.д.

— Сейчас делаем акцент на развитие туристской инфраструктуры в особо охраняемых природных территориях. Вышли на конкурс АСИ с проектом большого туристско-рекреационного кластера, который направлен на создание еще одного направления экологического туризма. Создадим визит-центры, экологические тропы, приведем разрозненную инфраструктуру, которая уже есть, к единому знаменателю.

Экология — безусловно наш козырь.

Пляжи — я считаю, что тут мы еще в начале пути. Должны быть реализованы несколько проектов, которые могли бы задать планку качества. Те проекты, которые запланированы инвесторами на пляжных территориях уже имеют другой формат запросов. Инвесторы уже начинают говорить о гостиницах в 150 номеров, что уже качественно иной подход.

Событийные мероприятия по спорту и культурный блок — мне кажется, что это наша вторая гастрономия.

Я вижу несколько крупных событийных мероприятий, которые могли бы послужить поводом для посещения Приморского края.

Надеюсь, что эпидемиологическая обстановка позволит нам организовывать это системно уже в ближайшее время. Все-таки, как ни крути, событийка — это интересно и выгодно, когда мы говорим про большое количество людей.


Ни хвоста, ни чешуи: во Владивостоке прошла "Народная рыбалка"

Что касается зимних событий, то сюда можно добавить фестиваль подледного лова. Конечно, природа так распорядилась, что снег это в меньшей степени наша история, но у нас есть крепкие зимние проекты, которые привлекают гостей.

Мне очень нравится затея наших коллег из Казани, которые создали проект “Уикенд в Казани”. Казань находится в часе-полутора лёта от больших городов и их жители были приглашены по фиксированной цене в Татарстан, для того, чтобы провести там выходные: вкусно покушать, посетить объекты культуры, хорошо провести время с семьей и друзьями. Вопрос был в том, что это консолидированное предложение от субъекта, где качество предложения проверялось не только чиновниками, но и бизнесом. Я уверен, что это зашло бы и у нас.

Насколько мы к этому готовы, насколько наш бизнес готов предложить ответ на такой фиксированную цену?

Будем работать. Уверен, что дальневосточники с удовольствием приехали бы к нам даже зимой. Но тогда мы должны дать адекватный ответ, почему эти выходные нужно провести именно во Владивостоке? А ведь в этом заинтересованы все: коллективные средства размещения, рестораны, розница и т.д.

— Приходится бизнесу объяснять очевидные вещи, в сфере привлечения туристов?

— Приходится. Но отмечу, что количество активных, профессиональных, самостоятельных, креативных участников рынка становится больше. И эти люди понимают, что сейчас нужно постоянно двигаться, развиваться и идти вперед. Это исключительно вопрос энергии, желания и профессионализма.

И вот когда предприниматель говорит, что дает конечному клиенту чуть больше, чем тот рассчитывает — на мой взгляд, это очень достойный путь развития.